• Главная
  • Новости
  • Как проекты развития городской среды помогают запустить экономику города. Интервью с Натальей Труновой

Как проекты развития городской среды помогают запустить экономику города. Интервью с Натальей Труновой

  • 13.12.2020
Поделитесь с друзьями

Наталья Трунова

Член экспертно-аналитического совета при Счетной палате РФ, Член экспертного совета Агентства стратегических инициатив, президент, Сопредседатель рабочей группы по реализации национальных проектов при партии «Единая Россия», член Общественного совета Министерства экономического развития РФ, Член Экспертного совета при Министерстве строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации по формированию комфортной городской среды, НП «Национальная гильдия градостроителей»
Преподаватель РАНХиГС (кафедра территориального развития им. В. Л. Глазычева, центр подготовки руководителей цифровой трансформации (направление «умный город»)), МШУ «Сколково», ИТМО (институт дизайна и урбанистики (2015-2017 гг)
В эпоху постиндустриального развития общества основным фактором производства являются инновации и человеческий капитал. Неудивительно, что «комфортная городская среда» становится одним из популярных и устойчивых выражений в современном обществе: все нацелено на создание благоприятной среды для жизни, развития и деятельности человека. Какое значение придается городской среде и как измеряется степень ее комфортности в мировой практике?

Хороший вопрос! С уверенностью могу сказать, что такой постановки вопроса – особый акцент на комфортности городской среды - в зарубежных странах на уровне национальной политики я нигде не встречала. Это не значит, что государственной политики в отношении городского развития нет, просто приоритеты структурированы по-другому. Потому что городская среда (если понимать ее как физическое благоустройство) - это задачи муниципального уровня. И в силу особенностей бюджетных систем, например, в той же Германии, есть возможность решать эти вопросы самостоятельно. Государство (федерация и земли) подключается к тем проектам, где у муниципалитетов нет самостоятельности, достаточных инструментов или финансовых возможностей. Например, в Германии на протяжении многих лет действует несколько разных программ (участие в них – в соответствии с потребностями и в инициативном порядке): реконструкции наследия, активизации исторических центров и т.д. На уровне муниципалитета формируется, как правило, своя уникальная программа, которая работает с болевыми точками самого города. И в результате эти программы объединяют разные возможности и ресурсы, они направлены на работу не только с городской средой, но и с переформатированием пространств в пешеходные, развитием бизнеса и формированием новых возможностей для разного рода сообществ и т.д. Другой пример – реализация достаточно сложных проектов (в том числе с использованием механизмов государственно-частного партнерства). Например, редевелопмент портовых территорий в пространства с преобладанием образовательных, деловых, культурны, общественных функций. И это главное отличие – пространствами занимаются активно, но основная задача заключается не в установке лавочек, а во включении энергии муниципалитетов и создании максимальных возможностей для развития бизнеса.

Поэтому и мировая практика оценивания связана с общим благосостоянием и привлекательностью города, нежели с отдельной его частью – благоустройством. Например, рейтинг качества жизни в городах мира Mercer оценивает, в том числе насколько города привлекательны для высококвалифицированных специалистов (он изначально формировался как инструмент оценки «пригодности» города для такого рода специалистов, которые участвуют в международных проектах или работают в международных компаниях). Основными показателями рейтинга являются качество и разнообразие услуг, стоимость жизни, уровень преступности, качество общественных пространств, состояние окружающей среды и так далее. На основании этого рейтинга компании могут принимать решение, например, об объеме компенсационного пакета. То есть это управленческий инструмент. Есть рейтинг The World's 100 Best Cities (где в 2020 году Москва заняла 4 место)- это рейтинг, который так же комплексно оценивает город по шести категориям показателей: место (как раз сюда входит и показатель качества общественных пространств), люди, продукт (тут больше оценивается качество инфраструктуры связанности и инноваций), продвижение, процветание (качество экономического развития) и программирование (по сути, это управление).

130_kvartal_irkutska.jpg

В основу Индекса качества городской среды, принятом в России в 2019 году, легла матрица из 36 элементов. На Ваш взгляд, насколько она является объективной для оценки качества городской среды в разных регионах?

Это сложный вопрос, поскольку любой индекс имеет сильные и слабые стороны. При этом любой сложный (многофакторный) индекс, как правило, не очень операционален. Очевидно, что те, у кого больше ресурсов, будут двигаться быстрее в рейтинге. Сам по себе Индекс качества городской среды - хорошая история, если использовать его как матрицу для аналитики своих слабых сторон. Но, являясь частью нацпроекта «Жилье и городская среда», Индекс из аналитического инструмента трансформировался в управленческий. А это уже иные последствия.

Второй момент – это показатели, на которые вообще не может повлиять муниципалитет. Например, показатель «концентрация объектов культурного наследия». Конечно, исторические города, обладающие собственным лицом, имеют более разнообразную среду. Но в каком состоянии эти объекты? Как они используются? Действительно ли плюс или минус это для городской среды - остается «за кадром». А показатель «концентрация» ставит в заведомо более «передовое» положение города с историческим ядром. Но это уже управленческий инструмент.

И третий момент. Есть показатели, которые, конечно, очень субъективны. Например, многообразие застройки. В Петербурге на Малоохтинской набережной, напротив Смольного, есть пространство, где присутствуют несколько различных типов современных построек. Но ансамбля нет. И в этом смысле они разрушили образ Петербурга. С формальной точки зрения разнообразие застройки есть. Это хорошо? В этом месте – точно нет. Аналогичную картину часто можно наблюдать с жилыми стройкомплексами.

Так что сам Индекс, безусловно, имеет право на существование. Это, в том числе, возможность для мэров посмотреть на себя через предложенную матрицу. Но это один из показателей нацпроекта и со всеми сложностями, описанными выше.

Какие показатели отражают экономику города, какова их репрезентативность?

В Индексе это показатели и «доли работающих в непроизводственном секторе», и уровень развития общественно-деловых районов города, и количество улиц с развитой сферой услуг и т.д. Но проблема в том, что в национальной цели «комфортная и безопасная среда для жизни» сконцентрированы, скорее, инфраструктурные элементы для экономического развития (строительство жилья, развитие городской среды, транспортной инфраструктуры, в части проекта безопасные и качественные дорог, и экология). Только за счет этого на развитие экономической базы повлиять сложно. Для этого нужно иметь сверхразвитый рынок, например, как в Москве, Петербурге, в других городах исключительно за счет этого (без специальных усилий в области развития предпринимательства на этих территориях) уже практически невозможно. Хотя, например, критерии оценивания проектов во Всероссийском конкурсе лучших проектов комфортной городской среды, предусматривают наличие и обоснованность экономической составляющей.

Также нужно учитывать, что, во-первых, отдача в экономику от любых проектов по благоустройству происходит далеко не сразу. Во-вторых, она происходит только если в дополнение к благоустройству ведется сложная, постоянная работа с инвесторами, в какой-то момент начинающими понимать, в чем выражается их потенциальное приращение в результате проведенных работ. И это большая коммуникативная, маркетинговая, институциональная работа. Как правило, благоустройством занимаются одни, а этими процессами – другие (если и занимаются вообще). И часто между собой даже не разговаривают (потому что у них разные показатели эффективности деятельности). Как минимум, это должны понимать мэры городов. На нашей программе MPP мы, кстати, как раз пытаемся показать слушателям эти линии межведомственного взаимодействия и сформировать решения, как они могут быть инструментально застроены.

articles_dom_sovetov_mertvorozhdennii_simvol_kaliningrada_4a19.jpg

Если вновь обратиться к международному опыту, какие современные подходы к развитию городской среды сегодня были бы актуальны для российских городов?

Я могу сказать, что действительно актуально для российских городов и требует нового инструментария, в том числе с учетом международной практики. В наших городах, не во всех, но в целом, большая проблема рыхлых, недооформленных и неэффективно используемых центров. И проблема центров городов - это не про городскую среду, это про экономику. Как-то мы рассуждали с коллегами о Калининграде и его «знаменитом» недострое - Доме Советов (на месте снесенного Королевского замка), задавались вопросом - почему там до сих пор ничего нет.  И кто-то сказал: «Потому что нет сверхидеи развития этого города. Не денег нет, а сверхидеи нет. То, что вы поставите в центральной части города, определит дальнейший вектор развития всего города в целом». И так в большинстве российских городов. Хотя есть примеры единичные (мы тут не берем Москву и Питер): например, Екатеринбург, Казань, хотя у них достаточно серьезный ресурс. Иркутск – уникальное явление, когда движение по развитию центра происходит, прежде всего, за счет самоорганизации предпринимательского сообщества. В тоже время, можно назвать еще пару городов, у которых соразмерный ресурс, но движения не происходит.

Как Вы оцениваете недавно разработанный Стандарт комплексного  развития территорий?

На общероссийском гражданском форуме в рамках сессии по развитию городов мы это обсуждали. На мой взгляд, любой стандарт имеет право на существование, если он носит рекомендательный характер и создает образ, на который было бы неплохо ориентироваться. Все, что касается конкретных решений, должно решаться на уровне регионов и муниципалитетов. Хотя бы на уровне регионов. При этом существует множество факторов: от вопросов этажности и типов застройки до последующего поддержания. 

Какие подходы к развитию городской среды вызвали у Вас интерес? Насколько целесообразно и возможно их масштабирование?

Есть очень удачные проекты решения той проблемы, про которую я говорила - проблемы низкой экономической плотности центров. Тут хотелось бы подчеркнуть, что речь идет об экономической плотности: количестве компаний (желательно высокотехнологичных/секторов услуг и т.д.), занятости в этих компаниях, оплаты труда и т.д..  Например, 130й квартал в Иркутске, Гусев в Калининградской области или мой личный опыт работы в Пскове. Но это опыт конкретно этих городов с их командами, предпосылками и потенциалом развития. Везде разная ситуация (тип застройки, ситуация с правовым статусом объектов и земельных участков, наличие бизнеса, который готов или не готов вкладываться и т.д.), и достаточно непросто перенести опыт одного региона в другой.  

Можно ли сказать, что отсутствие кадров по-прежнему является системной проблемой в России?

Я бы разделила эту проблему на несколько частей. Во-первых, вся система не настроена на реализацию долгосрочных проектов. Это, к сожалению, самая большая наша беда. Потому что любой реальный проект с долгосрочными эффектами, разворачивающий траекторию движения (даже незначительно) всего города, длится не меньше 10 лет. Выборные циклы, назначения мэров, переназначения, связанные с этим – всё это не способствует тому, чтобы вообще планировать больше, чем максимум на 3 года. Убеждена, что за 3 года невозможно сделать ничего значимого по отношению к городу. Город не терпит суеты. Во-вторых, чиновники – объективно бедные люди...Когда я сама работала на госслужбе (2010-2012 гг. – руководитель комитета по туризму, инвестициям и пространственному развитию Псковской области – прим.ред.) реально работой я занималась после 19.00 и до…. А до этого - это совещания, письма из контролирующих органов, запросы от федеральных органов, которые умудряются из одного министерства прислать три разных запроса в разных табличках, и так далее. Это ежедневная реальность работы в регионах. У них физически не остается времени на большие и сложные проекты.  Надеемся, что цифровизация поможет.

Как проекты развития городской среды помогают запустить экономику города?

Возможность запуска экономики за счет проектов городской среды имеют далеко не все города. Если в городе есть входящий поток - туризм, деловые и образовательные центры, или развит внутренний рынок, то, безусловно, возможности для развития городской среды и ее влияния на экономические параметры понятны.  Если есть большой внутренний рынок – тоже все понятно. Тот же пример 130го квартала в практически миллионной агломерации в Иркутске. Большой входящий туристический поток на Байкал, и появление уникального пространства заставляет остановиться хотя бы на 2-3 дня в Иркутске. Но когда мы рассматриваем ситуацию таких городов, как, например, Новоуральск, мы понимаем, что ориентироваться можно только на внутренний рынок. И он небольшой. Поэтому там возможны проекты качественного благоустройства для жителей и создание комфортных условий для них. Это другого типа проекты.

Проекты развития городской среды могут быть разными. Для первого типа городов эти проекты не должны быть только про благоустройство. Это более комплексные проекты реформирования и переструктурирования пространства, формирования нового функционала, новых задач. Например, многие города (опять же не берем столицу) обсуждали создание делового квартала. А в Иркутске сделали очень интересный деловой квартал, построив его без государственных денег силами местных девелоперов на бывшей промышленной территории. И там сидят компании, заинтересованные в развитии города и региона. И сделали, кстати, внутри этого пространства тематический сквер.

Так что далеко не везде призываю видеть экономику в проектах городской среды. Можно ли в малых городах формировать вокруг проектов городской среды какие-то социальные проекты нового типа? Можно и нужно. Это еще более сложно, на мой взгляд, чем экономическая эффективность. Речь про создание клубной структуры в городах для поддержания тонкой социальной ткани, которая формируется из какого-то совместного интереса, например, к определенному месту, ремеслу, времяпрепровождению и т.д. Это не про фееричные городские праздники или фестивали. Это про внутреннее взаимодействие. Например, в немецком городе (хотя насколько я помню административно это союз 5ти деревень) Бинген на Рейне местная администрация в рамках реконструкции набережной сделала площадь, где проводятся концерты. Речь о местных хоровых коллективах, которым предоставляют площадку, оборудование. Жители выступают, устраивают эти концерты. Они знают несколько местных дизайнеров. Устраивают показы мод. Без помпезности, весело и задорно. Каждые выходные что-то происходит, и это организовано самими жителями с поддержкой местной администрации, для себя. Туристы (так как это часть Рейнского маршрута) просто имеют возможность погрузиться в эту атмосферу праздника, который жители создают для себя. Нужны такие проекты в наших городах? Я считаю, необходимы. Придаст это осмысленности? Да.  Можно ли это учесть в Индексе? Наверное, нет. 

Ваш топ-3 российских городов с комфортной городской средой? В чем их секрет успеха?

Не берем Москву и Санкт-Петербург.  И тот, и другой город очень люблю. Екатеринбург, Казань – энергия, свой уникальный облик. Псков стал родным за 3 года, всегда с радостью туда приезжаю и считаю его одним из самых красивых городов. И это такие неотформатированные города. Калининград (и россыпь городочков вокруг), Владикавказ, Владивосток. Не три, конечно….

Как бы Вы определили вектор будущего развития городской среды или городов в целом?

Это сложный вопрос. Будущее у нас определено федеральным проектом, все будут делать проекты общественных пространств, реконструировать дворы. Это хорошо. Главное, чтобы это делалось более рефлексивно, с пониманием нюансов, которые мы сегодня обсудили. Второе - я очень надеюсь, что те проекты, которые сейчас обсуждаются, например, в Нижнем Новгороде, Самаре, Перми, Туле и других городах будут реализовываться. Проекты комплексного развития, когда вслед за пешеходной улицей возникает еще и создание новых форматов проведения времени, возможность развития новых бизнесов, новая специализация - сращивание еще и с инвестиционной составляющей региона - действительно важны. Важно, будут ли развиваться местные компании. Там, где будут реализовываться подобные проекты – там и будут возникать точки роста.

Беседовала Майя Свистухина для сайта Библиотеки Территориального развития