• Главная
  • Новости
  • Как мемы про котиков становятся политическими: интервью со студенткой магистратуры «Политическое управление» ИОН РАНХиГС об исследованиях мемов

Как мемы про котиков становятся политическими: интервью со студенткой магистратуры «Политическое управление» ИОН РАНХиГС об исследованиях мемов

  • 09.12.2020
Поделитесь с друзьями

Как мемы про котиков становятся политическими: интервью со студенткой магистратуры «Политическое управление» ИОН РАНХиГС об исследованиях мемов 
Студентка магистратуры «Политическое управление» ИОН РАНХиГС и автор телеграм-канала «Кто такой этот ваш мем?» Анастасия Кутузова проводит исследование о политической роли мемов. В интервью Анастасия рассказала о том, как решилась на необычное исследование и как сегодня можно изучать влияние мемов на общественное мнение.

Как появился такой особый интерес к теме мемов и идея исследования?

Все началось с исследовательских работ в бакалавриате. Мы писали множество аналитических работ на сложные темы, а меня тянуло к различным юмористическим аспектам. Это не всегда нравилось моим преподавателям, потому что «есть столько важных и серьезных тем, а ты всё про свои хиханьки-хаханьки». Я же всегда понимала, что исследования культуры смеха и исследования юмора — это действительно очень важные и актуальные сферы. Я решила изучать юмор и то, как он влияет на политику и политическое пространство. Для таких исследований нужно также изучать психологические аспекты и культурную базу, так как юмор с ними тесно связан. В процессе разработки темы юмора я выделила тему мемов, так как осознала, что это очень перспективное, но при этом не самое изученное направление. При этом мы постоянно листаем мемы в ленте и обсуждаем смешные картинки в интернете. Мы сейчас закончим разговор, откроем любую социальную сеть и увидим там мем, который захотим отправить друзьям или родственникам. К слову, у мемов есть четкая адресация: вот этот мем с котиками маме, а вот этот — студенческой группе, а вот этот для подруги, потому что больше никто не поймет. И вот то, как это работает действительно очень важно. На мой взгляд, в мемах сегодня заложен очень большой потенциал для исследования их возможности формировать общественное мнение. Дело в том, что когда мы впервые видим что-то смешное, мы сначала смеемся, а только потом думаем. То есть фильтр критического мышления немного сокращается за счёт того, как на человека действуют изображение и смех. Таким образом, авторы мемов имеют возможность так или иначе влиять на общественное мнение. Поэтому важно в этом разбираться и изучать аналогичные исследования западных коллег. Первые шаги, хоть и не очень удачные, происходят, и мне важно как исследователю понять эти взаимосвязи.

А с помощью каких методов вы проводите своё исследование?

Сейчас мы с коллегами собираем большой массив данных. Начали с простого опроса, в котором попросили аудиторию социальных сетей ответить на вопрос: «Какой мем стал главным в 2020 году?». Нас сейчас интересует мнение каждого в глобальном смысле этого слова. Мы специально не делали выборку и не отправляли всё репрезентативной группе, потому что хотели посмотреть, что думают пользователи, в первую очередь, в Facebook. Затем на основе данных мы изучаем конкретно политические мемы и то, как они формируются. У этого процесса есть 2 пути: есть мемы, которые изначально не были политическими, но в них политический смысл был добавлен позднее, а также есть другая группа мемов, в которых этот политический смысл был встроен на этапе придумывания картинки. Нам наиболее интересен первый путь: как неполитические мемы становятся политическими. То есть почему коты, которые будят Наташу в первой версии сообщают ей о том, что они всё уронили, а во второй версии — что доллар по 72, а евро по 85? Эти и другие трансформации мемов мы с коллегами изучаем. 

котики.png
  
Пути распространения политических мемов сегодня изучаются даже с помощью математических моделей, этим занимаются исследователи с бэкграундом в IT-сфере. Мы хотим понять, почему в нашей голове происходят эта адресация. Мемы выступают маркерами in- и out-групп, то есть с помощью смешных картинок мы делаем людей на «своих» и «чужих». Работает это так: мы отправляем мем и следим за реакцией. Если человек посмеялся, то он разделяет наше собственное понимание юмора.

Мнение пользователей социальных сетей нам еще предстоит узнать из итогов исследовательской работы, а какой мем стал главным лично для вас в 2020 году?
Когда занимаешься мемами уже как исследователь, то уже практически перестаешь их воспринимать как-то эмоционально. Когда понимаешь сам механизм, который вызывает в нас такие эмоции, то уже по-другому воспринимаешь мемы. Но в действительности мой мем года — «This is fine» с собакой, которая сидит за столом в горящем доме. Отмечу, что я не оцениваю его в негативном ключе: просто в этом году было так много всего, а я при этом все время сидела на стуле дома. Время карантина было для меня очень насыщенным: мы с коллегами занимались исследованиями, я много общалась с первокурсниками и поддерживала их во время перехода на дистанционное обучение.
this-is-fine.0.jpg
Анастасия, до поступления в магистратуру вы учились на направлении «Зарубежное регионоведение» в ИОН. Расскажите, почему вы выбрали эту сферу и как обучение в бакалавриате помогло сформировать ваш исследовательский интерес? 

Я всегда хотела заниматься аналитикой в гуманитарных науках, так как в какой-то момент я осознала, что системность мышления — это то, что отличает меня от других. За время учёбы я даже проходила практику в Аналитическом центре при Правительстве РФ, в рамках которой я развивала компетенции в рамках своей специальности. У нас были замечательные преподаватели, которые всегда шли нам навстречу, рекомендовали нас работодателям, помогали получить опыт на крупных профильных мероприятиях, выставках и форумах. Во время учёбы я заинтересовалась темой кросскультурной коммуникации и социокультурной реальностью в целом. Я осознала, что именно она действительно влияет на наше политическое пространство. Очень многое в политике зависит от того, какие мы сами с точки зрения нашего культурного поля. Попробовав себя в различных сферах, я пришла к тому, что хочу заниматься чем-то необычным, чем-то не в графике 5/2 и чем-то связанным с аналитикой. И вот я стала исследовать мемы внутри различных научных центров РАНХиГС. Я начала работать на своей кафедре еще на 2 курсе.
Сначала у меня были простые организационные задачи, а после выпуска и получения диплома я поступила на программу «Политическое управление», стала тьютором первокурсников и начала заниматься исследованиями на профессиональной основе.

Какие навыки, приобретенные за время учёбы в ИОН РАНХиГС, помогают вам сегодня? 

Первый навык — умение читать тексты и понимать их. Это может показаться странным для абитуриентов, которые ещё не знакомы с такими нашими курсами, как «Письмо и критическое мышление», «Академическое чтение» и «Образовательное ориентирование», но уже с профессиональной точки зрения я оцениваю эти курсы, как одни из самых важных на Liberal Arts. Второй навык — умение писать качественные научные работы. Этот навык я использую каждый день: любому исследователю нужно уметь четко и понятно доносить свою мысль в тексте. Третий блок навыков связан с аналитической работой. Умение использовать аналитические методы упрощает как исследовательскую, так и обыкновенную жизнь. Например, когда мы читаем новости, мы воспринимаем информацию шире и критично относимся к содержанию.

Какой совет вы бы дали начинающим исследователям?

Абитуриентам и студентам я бы посоветовала много пробовать и делать всё, что они задумали. Не думайте о том, что подумают о вас другие и как вы будете восприняты. Ориентируйтесь только на себя и помните, что негативный результат — тоже результат. Не бойтесь совершать ошибки и ставьте амбициозные цели.