• Главная
  • Новости
  • Цифровому образованию будущего профессор может не понадобиться: Андрей Фетисов для VTimes

Цифровому образованию будущего профессор может не понадобиться: Андрей Фетисов для VTimes

  • 18.09.2020
Поделитесь с друзьями


Решать, как ламповый университет будет сосуществовать с виртуальным, будет новое поколение

Андрей Фетисов, директор Школы медиакоммуникаций Института общественных наук РАНХиГС

Когда Земля остановилась из-за пандемии весной 2020 г., образование продолжилось. Пусть вынуждено, но активно рвануло в онлайн. Начало учебного года вроде бы вернуло нас в привычное русло аудиторных занятий. Но можно ли сказать, что образование останется прежним?

Второе десятилетие XXI века – время цифровой революция во всем и повсюду. Порой кажется, что мир без цифры такая же древность, как средневековые замки с рыцарями и менестрелями. А мы живем – нет, не в матрице, а в smart city, где смартфон становится или уже стал ключом от всех дверей.

Мир, поставленный на паузу, подтвердил прогнозы адептов цифровизации о ненужности офисов и глаза-в-глаза контактов. Бесконтактная оплата, бесконтактная доставка, дистанционные коммуникации. Аналоговое образование с его кампусами, библиотеками, бумажными учебниками и аудиториями рудиментарный завиток среди строгих линий виртуального университета. Как оказалось, прямой коммуникации студент-преподаватель не нужна университетская корпорация с ее бюрократией. Понятно, что рейтингами, оценками, дипломами – совсем не бесполезными вещами в современной действительности – кто-то должен заниматься.

Но если посмотреть не на организацию и управление, а на процесс обучения, что мы имеем?

Прежде всего кардинально поменялось место встречи. Это обстоятельство невероятно расстроило и продолжает расстраивать всех участников образовательного процесса: преподавателей, студентов и их родителей. Профессор сидит перед монитором, расчерченном на квадратики. В каждом из них в лучшем случае лицо студента. Или прикольная аватрака. Или черный квадратик с именем. Профессору неуютно. Внимает ли кто-то ему? Сколько их? Как они реагируют, если слушают?

Студенты где-то там, за черным глянцем экрана. Ни живого дыхания, ни тихого шепота. Не видно глаз. Не видно макушек, если студент уткнулся в мобильник. В физической аудитории макушке можно сделать замечание, призвать к вниманию. Сам профессор видит себя в малюсеньком экранчике в углу монитора. Или во весь экран. Смотря какой режим изображения включен. Из стендапера профессор сделался говорящий головой. Пустой экран не внемлет богу истин и знаний. Ни голосом, ни жестами аудиторию не взбодришь.

В последние 10-15 лет преподавателям в пространстве физической аудитории приходилось разыгрывать образовательное шоу. Многие освоили сценическое искусство и диалог. Интерактив вкупе с игровыми приемами стали привычной частью методики обучения. Но в онлайн-формате и методика захромала, и контент стал не убедителен. А главное – харизма сдулась: приходится конкурировать с влогерами-стотысячниками. Или юным тик-токером, за 60 секунд излагающим теорию поля Бурдье на фоне забавных анимированных картинок. Виртуальная аудитория не внемлет. Дух познания не вдувается посредством микрофона и камеры в дев и юношей.

Студентам тоже некомфортно. Большинство российских бакалавров не успевает избавится от школярства, сформированного одиннадцатью годами классно-урочного существования. Как можно учиться без контроля и нотаций, без дисциплинарного окрика? Кормление с ложечки из предлагаемого учителем меню было и остаются наиболее привычным способом учебы. Это в аудитории. Онлайн же поднимает игру в университет на новый уровень. Знания надо добывать самому, навыки тренировать без надзора наставника, который превратился в говорящую аватарку на мониторе, а чаще – экране смартфона. Зато можно погуглить, отвечая на вопрос. Даже на экзамене, даже на защите курсовой и диплома. И бессилен профессор в виртуальном квадратике, призывающий самостоятельно грызть гранит наук.

Да и нужен ли профессор? Очевидный ответ – нет. Есть книги, видеолекции, образовательные боты. Общество знаний: знания повсюду и в основном доступны. Если студент мотивирован и умеет самостоятельно учится, то анонимная ученая комиссия проверит выполненное задание и написанный диплом. Проверит и вынесет вердикт. Авторитетность вердикта гарантирует репутация университетского бренда.

Совершенно логично, что студенты и родители во многих странах начали требовать снижения платы за учебы. За что платить? И кому? Если только университетской бюрократии за статусный диплом, хватит и половины объявленной стоимости.

Конечно, все не так просто. Онлайн-образование с десяток лет пытается отвоевать долю у традиционного университета. Пандемия сыграла на руку технооптимистам, показав всем, что образование в дистанте вполне возможно. С диким онлайном в ситуации пандемии университеты справилось. Но по большому счету не приняли.

Главный довод противников бесконтактного образования высказал известный итальянский философ Джорджо Агамбен. Онлайн уничтожает живое студенческое сообщество как образ жизни. Именно концентрация тел студентов и профессоров в кампусе образуют традиционную университетскую корпорацию. Пить пиво, бузить, учиться, ходить по одним улицам с преподавателями. Видеть и слышать ученого за кафедрой, говорящего о чем-то своем и неактуальном. Весь этот коктейль и есть высшее образованием. Или было?

Но профессорам, с удовольствием цитирующих Агамбена, не стоит забывать и о сформулированной итальянским философом задаче, что только студенты «перед лицом технического варварства» могут создать новую университетскую культуру. От нового поколения зависит, в какой пропорции ламповый университет будет сосуществовать с виртуальным и бесконтактным.

Источник - новое деловое онлайн-медиа VTimes.