• Главная
  • Новости
  • Криминальная субкультура как социальный феномен: интервью Надежды Ячменёвой Центру изучения и сетевого мониторинга молодёжной среды

Криминальная субкультура как социальный феномен: интервью Надежды Ячменёвой Центру изучения и сетевого мониторинга молодёжной среды

  • 02.11.2020
Поделитесь с друзьями

17 августа 2020 года Верховный суд России признал криминальную субкультуру экстремистской организацией и запретил её деятельность на территории РФ. По данным ВЦИОМ, опубликованным в середине октября, большинство россиян поддерживают решение Верховного суда (85%), однако больше половины опрошенных (62%) впервые узнали об этом движении в ходе исследования. 

Чем современных подростков привлекает криминальный образ жизни и как родителям вовремя распознать, что ребёнок увлекся запрещённой идеологией, сотрудникам АНО «ЦИСМ» рассказала старший преподаватель кафедры общей психологии факультета психологии ИОН РАНХиГС Надежда Ячменёва.


– Что такое криминальная субкультура с научной точки зрения?

– Приставка «суб» с латинского переводится как «под», поэтому субкультура не является чем-то самостоятельным, она формируется на базе и в рамках более общей системы, то есть общей культуры социума. Особенностью субкультуры является ориентация на отличающиеся от принятых в обществе ценности, нормы, формы поведения. Поэтому в нашем сознании уже априорно сидит установка, что субкультура это что-то противостоящее, ненормальное, так как она всегда находится в некоторой конфронтации с социальной системой. В этом смысле криминальная субкультура является одним из ярких примеров, подтверждающих наши негативные установки. 


Как и другие субкультуры, она сформировалась на базе общечеловеческих ценностей, норм и правил поведения в обществе. Только нормы, идеалы и ценности этой субкультуры являются своего рода перевёртышем общекультурных. И вот почему. Считается, что в начале криминальная субкультура возникла в закрытых исправительных учреждениях, поэтому иначе её называют тюремной субкультурой. За что сажают в тюрьму? Ответ простой – за нарушение установленных в обществе правил. Затем она распространилась за пределами исправительных учреждений, захватывая большую часть подростково-юношеской популяции, прежде всего трудных и находящихся в социально неблагополучных условиях подростков.


Криминальная субкультура как социальный феномен реализуется в неформальных нормах и правилах поведения, запретах и предписаниях, санкциях и поощрениях, закрепляет иерархию социальной среды, устанавливает жёсткие социальные роли для определённой группы людей, которые все это разделяют. В настоящее время криминальная субкультура, хоть и является целостной культурой преступного мира, но с ростом преступности всё больше расслаивается на ряд подсистем (воровская, тюремная, рэкетиров, проституток, мошенников, теневиков), противостоящих официальной культуре.

– Чем подростков привлекает криминальный мир?

– Фактор привлекательности кроется в первую очередь в самой специфике возраста. Подростковый возраст иначе называется «переходным» или «трудным». А трудный он потому, что в этот период происходит наложение бурных физиологических изменений в организме на не менее бурные психологические изменения возраста. Фактически происходит переход от царства детства в мир взрослых.

Во-первых, в этот период активно происходит личностное созревание. Согласно многим авторам, в этом возрасте оформляется фундамент будущей личности: цели, нормы, социальные образцы. Поэтому подросткам приписывают непостоянство, ведь они ищут себя, примеряя разные роли и образы. В этом возрасте они впервые начинают задумываться о том, кто они, что они могут, чего хотят от этой жизни, устанавливают свои границы, проверяют на прочность чужие границы и правила.

Во-вторых, появляется так называемое чувство взрослости. То есть подростки хотят быть взрослыми: самостоятельно принимать решения о том, как одеваться, с кем дружить, что и когда есть, куда ходить и как в целом жить. И чтобы с их решениями обязательно считались. Но по многим причинам пока подросток не способен полностью взять на себя роль взрослого, в том числе личную и социальную ответственность. Поэтому подростки создают поверхностное сходство. Например, часто первый опыт курения и употребления алкоголя происходит в этом возрасте, ведь так делают взрослые: «Если я буду делать так, то я буду взрослым».

В-третьих, ориентация на группу сверстников как референтную группу (выступающую в качестве эталона). Если для детей основной, главный человек – это взрослый, которого нужно слушать и слушаться, то в подростковом возрасте радиус значимых других состоит из ровесников, важно их мнение, а не мамы или учителя.

Эти особенности возраста создают потенциал для освоения криминальной субкультуры, которая в отличие от других обещает подросткам всё то, что он ищет и в чём нуждается, причём сразу: взрослость, самоопределение, референтную группу, возможность для самоутверждения и компенсации неудач, которые могут с ним случаться в семье, в школе. Криминальная субкультура даёт ощущение риска, экстрима, адреналина от нарушения социальных норм и запретов. Снятие всех ограничений даёт подростку ложное чувство свободы и независимости. Кроме того, находясь в системе криминальной субкультуры, не нужно думать о том, кто ты и что тебе делать, за тебя всё решают, определяют твою социальную роль.

– Можно ли выделить определённый социально-психологический портрет подростка, который более подвержен влиянию деструктивной субкультуры?

– Я бы сказала, что подростки, у которых не удовлетворены какие-то потребности, которых не услышали, не заметили, не помогли раскрыться, идут самостоятельно удовлетворять свои потребности, в том числе в криминальном сообществе.

– Верно ли, что те дети, в семье которых есть родственники с судимостью, проявляют больший интерес к криминальному миру?

– Сами по себе это не особо связанные вещи. Во-первых, не все люди с судимостью являются носителями и адептами криминальной субкультуры. Во-вторых, это тоже одна из расхожих стигматизаций в обществе: если ты сидел в тюрьме, значит, ты социально опасный элемент, твои дети и внуки тоже будут преступниками. Отличным фактом, разрушающим этот миф, является присутствие в криминальных группировках подростков и юношей из социально благополучных семей без наличия судимостей.

Больший интерес к криминальному миру проявляется тогда, когда взрослый с судимостью является для подростка авторитетом и образцом для подражания.

– Как криминальная субкультура влияет на формирование личности подростка?

– Она фактически создаёт эту личность. Если субкультура была усвоена и принята подростком, то дальнейшая трансформация личности будет происходить именно на её основе. Чуждыми и непонятными станут для подростка общие социальные нормы и ценности. Вспоминаются рассуждения на тему будущего одного из воспитанников колонии, с которым я взаимодействовала. Он уже изначально говорил о том, что из воспитательной колонии перейдёт в исправительную и там станет авторитетом. Он был уверен в том, что на воле ему делать нечего, а в этой среде он понимает, как ему жить и чем заниматься. То есть уже в подростковом возрасте для него обычный мир перестал быть привлекательным, он стал ему чужим.

Если говорить о детях из благополучных семей, здесь точно такой же механизм. В подростковом возрасте начинает складываться фундамент из всех тех норм, идеалов и ценностей, которые были усвоены ранее. И если в этот период ребёнок уходит в криминальную субкультуру, начинает взаимодействовать с её представителями и не прекращает в течение длительного времени, то он усвоит именно те образцы поведения, которые там пропагандируют.

– Как родителям распознать, что их ребёнок заинтересовался криминальным движением?

– Признаки можно разделить на очевидные и неоднозначные (которые могут свидетельствовать о наличии других проблем). К очевидным можно отнести: клички вместо имён друзей, причём клички, подчёркивающие социальный статус, а не связанные с фамилиями или именами; увлечённость азартными играми, тюремной лирикой, кинематографом; постепенное использование в лексиконе уголовного жаргона. Кроме того, надо обращать внимание на появление денег у подростка или, например, новой одежды.

Если говорить о неоднозначных признаках криминализации, которые в любом случае сигнализируют, что что-то идёт не так и с этим «не так» обязательно нужно помочь разобраться, можно выделить: проявление выраженной враждебности в отношении общепринятых норм, одобрение и даже оправдание жестокости, цинизма и асоциальных форм поведения. Это может быть скрытность (ребёнок не говорит, с кем он дружит, чем он занимается с друзьями, старается после возвращения домой незаметно уйти в свою комнату и не выходит из неё), это могут быть признаки побоев с оправданием «упал», «споткнулся», нежелание говорить об этом, частые уходы из дома, поздние прогулки, раздражение от любых попыток родителей их запретить или ограничить. Кроме того, это падение успеваемости, прогулы, частые просьбы о карманных деньгах. 

– Если ребёнок всё же вступил в субкультуру, как быть родителям? Как правильно реагировать и что в первую очередь нужно предпринять?

– К сожалению, универсальных рецептов, как реагировать и что делать нет, это очень сильно зависит от ребёнка, ситуации и самих родителей. Самое главное, но отнюдь не простое, это понять мотивы вступления в криминальное сообщество и найти возможности удовлетворения нереализованных потребностей подростка в просоциальном варианте. Поэтому первый шаг для родителей – понять, смогут ли они самостоятельно это сделать, не усиливая асоциальные установки своего ребёнка и идентичность с группой. Если они понимают, что самостоятельно не справятся, то лучше обратиться за помощью к специалисту.

– Высоки шансы переключить подростка, вовлечённого в криминальную субкультуру, на другие ориентиры?

– Нам всегда хочется верить, что любого можно спасти и направить на путь истинный, но чем сложнее условия, в которых растёт подросток, тем больше даёт ему группа. Чем больше ключевых элементов пропущено в период детства, тем сложнее навёрстывать упущенное в подростковом и юношеском возрасте.

Однако если у ребёнка есть заботливое окружение, и в первую очередь это семья, которая заинтересована в нём, которая готова его поддерживать, тогда шанс, безусловно, высок. Чем меньше у ребёнка в окружении поддерживающих и понимающих людей, тем ниже вероятность вернуть его из криминального мира в нормальную жизнь.

Источник: сайт автономной некоммерческой организаци «Центр изучения и сетевого мониторинга молодёжной среды» (АНО «ЦИСМ»).