• Присоединяйтесь к нам!
  •  
  •  
  •  
  •  
  • +7 495 642 92 46
  • Москва, пр.Вернадского, 82, корп.2
  • Главная
  • Новости
  • Есть ли жизнь после релятивизма? О последствиях одной интеллектуальной дуэли.

Есть ли жизнь после релятивизма? О последствиях одной интеллектуальной дуэли.

6989.jpg16 ноября известный социолог, заведующий кафедрой теоретической социологии и эпистемологии РАНХиГС, профессор Виктор Вахштайн прочитал лекцию «Есть ли жизнь после релятивизма? О последствиях одной интеллектуальной дуэли».

Лекция предваряет цикл лекций профессора Венского университета Мартина Куша, посвященных релятивизму и скептицизму. Виктор Вахштайн выделил основной тезис работ Профессора Куша, заключающийся в том, что философия неспособна ответить на один из своих базовых вопросов о человеческом познании, и если мы хотим понять истоки знаний об окружающем мире, мы не сможем обойтись без социологии. Мартин Куш является одним из самых ярых сторонников теории о том, что деньги, брак, государство и научное знание являются объектами одного рода. Для того, чтобы понять истоки возникновения этой теории Виктор Вахштайн обращается к истории "научных войн" и приводит описание 2 исследований, дающих примерное представление о том, как работает сильная программа в социологии знания. Первое исследование С. Шейпина связано с изучением феномена популярности френологии в Эдинбурге XIX в.  Популяризацией френологии, учения о связи психики человека и строения поверхности его черепа, занимался немецкий ученый Иоганн Гаспар Шпурцгейм. 

Данное учение становится необычайно популярным по мнению С. Шейпина, в первую очередь из-за того, что новая модель отношений между мозгом и психикой была одновременно и новой теорией общества, основанной на том, что научная теория не сводится к классовому интересу. Второе исследование связано с работой Д.Блура, который занимался изучением истории математики. Именно Блур первым написал о том, что вклад Симона Стивена состоит именно в том, что до него единица не являлась числом, четным или нечетным. Доказательство того что единица - это тоже число стало возможным только благодаря технологическому развитию, которое способствовало возникновению новых представлений об арифметике. То есть знание объясняется исключительно как социальный феномен. Аргумент о том, что отношения между людьми и есть знания стал решающим для победы Эдинбургской школы. Однако, спустя некоторое время американский философ С. Крипке опровергает принцип сообразности любого действия, так как, по мнению Крипке, связь между правилом и практикой ничтожно мала, любое действие может быть сопоставлено любому правилу и наоборот. И если мы хотим понять, как связано действие и правило, с которым сообразуется это действие, мы должны изучить сообщество, в котором принято данное правило. Дэвид Блур принимает сторону скептицистов, однако основные постулаты "сильной программы" начинают терять свою убедительность.

Последней интеллектуальной дуэлью XX столетия стала дискуссия между создателем "сильной программы" в социологии знания Д.Блуром и лидером акторно-сетевого движения Б.Латуром. Латур доказывает, что любая сущность, которая так или иначе вступает с нами во взаимодействие обладает способностью сочетать в себе 3 типа причинности (самореферентность, казуальность и недоопределенность), безусловно Дэвид Блур прав, что стер разницу между знанием и обществом, однако теперь необходимо сделать тоже самое со знанием и природой и природой и обществом. Блур оказывается победителем, который терпит поражение спустя 10 лет после своей самой яркой победой над рационалистами. Задача Мартина Куша состоит в том, чтобы реабилитировать Блура, доказать, что он был недооценен. У студентов РАНХиГС будет удивительная возможность встретиться с одним из самых ярких философов ХХ века и задать ему все интересующие их вопросы. Лекции состоятся в ИОН 23 и 24 ноября 2015 года в 19.00 в аудитории 237 2 корпуса.

Следующая новость Предыдущая новость