• Присоединяйтесь к нам!
  •  
  •  
  •  
  •  
  • +7 (495) 642 92 46
  • Москва, пр.Вернадского, 82, корп.2

Михаил Андреев расскажет о «Декамероне»

декамерон.jpegДоктор филологических наук, член-корреспондент РАН Михаил Андреев в рамках цикла «Тексты» лектория «Самое важное» прочтёт 30 марта в 17:30 в школе «Интеллектуал» лекцию «Великие книги итальянского Возрождения. Боккаччо "Декамерон"». О том, как сегодняшнему читателю воспринимать книгу со сложной репутацией, Михаил Андреев рассуждает в преддверии лекции.

- Михаил Леонидович, «Декамерон» на протяжении столетий считался книгой «неприличной», его периодически подвергали цензуре, запрещали издавать… Как меняется представление о приличиях от эпохи к эпохе, почему то, что считалось за гранью, попадает в списки классической литературы?

- Естественный вопрос, который в связи с Боккаччо всегда возникает. Когда выходил в свет первый полный русский перевод «Декамерона», сделанный академиком Веселовским, то без цензурных изъятий разрешили издать только 100 экземпляров, которые распространялись под личными гарантиями академика, что они не попадут в руки людей, политически и морально неустойчивых. Да и в XVI веке «Декамерон» попал в Индекс запрещённых книг, составленный Римской курией. От меня лично родители прятали «Декамерон» на верхних полках. В те далёкие советские времена книг, просвещающих молодость в известных отношениях, было крайне мало. И эту роль выполняли «Жизнь» Мопассана и «Декамерон» Боккаччо.

Представления о границах приличного и неприличного меняются с каждой эпохой. Одно дело – XVIII век, когда дамские декольте доходили чуть ли не до пупка. Другое дело – Викторианская эпоха, наступившая столетие спустя, когда представления о том, что прилично носить и прилично читать, радикально изменились. Бывают более и менее пуританские эпохи. В нашу эпоху интернета, спустя уже почти век после сексуальной революции, неприличность «Декамерона» - это нонсенс. Любой подросток, забравшись в интернет, найдёт гораздо более смелые вещи, чем содержатся в «Декамероне». Такая репутация инерционна: привыкли считать книгу неприличной - и считают.

А в чём всё-таки ценность «Декамерона», если объяснять кратко?

- Есть в истории литературы такие книги, которые совмещают внешнее легкомыслие и даже неприличный облик с очень серьёзным содержанием. Эти две характеристики - «неприличие» и «легкомысленность» - сопрягаются в сложившейся репутации «Декамерона». Легкомысленность связана не только с тем, что там есть действительно фривольные эпизоды и сцены, но и в большей степени с тем, что «Декамерон» не выдерживает в серьёзности и глубине проблематике сравнения с рядом стоящей «Божественной комедией». В самом деле: что такое рассказы о том, как жёны обманывают мужей, или о монахах, которые думают только о «клубничке», по сравнению с мирообъемлющим эпосом, в котором раскрываются тайны души и мироздания? Но на самом деле статус этих произведений вполне сопоставим, они оперируют разным языком, но добираются до одинаковых глубин. Боккаччо исследует человека, выстраивает философию человеческого бытия в мире. Хотя казалось бы, он не пользуется языком философии и не заглядывает в загробный мир.

И всё-таки он гораздо проще для восприятия современного читатаеля, чем Данте…

- Можно сказать, «Декамерон» - одна из самых революционных книг. Ведь Боккаччо изобрёл целый литературный жанр. Наблюдать за происхождением жанров литературоведам приходится довольно редко. Мы можем только догадываться, откуда произошла трагедия, комедия или героический эпос. А в случае новеллы мы можем за этим наблюдать. До Боккаччо новеллы не было, а были некие предновеллистические формы. Он взял и из далеких от литературного совершенства спорадических форм изобрёл жанр, которым потом пользовались и Чехов, и О.Генри, и продолжают пользоваться до сих пор.

Более того, Боккаччо изобрёл художественную прозу. Вы можете мне возразить и сказать, что художественная проза существовала и раньше. Да, но какое существование она влачила? Мы знаем 5-6 греческих романов, знаем Петрония или Апулея. В античности на этом всё. Была ораторская проза, историческая, но не художественная. По сравнению со сделанным в стихе, это ничтожно мало и совершенно не ценилось. Статус греческого романа – это был статус низкопробной, легкомысленой литературы, которая и близко не стояла к эпосу Гомера или трагедиям Эсхилла и Софокла. За пределами античности ситуация не изменилась. Первый, кто обосновал роль художественной прозы, был Боккаччо.

Регистрация и билеты

Школьникам и студентам вход бесплатный

Адрес школы «Интеллектуал» Кременчугская улица, д.13

Следующий анонс Предыдущий анонс